9. ПРИЗВАНИЕ К ВЕЧНОСТИ

 

Небо всегда было для Терезы очень близкой перспективой.

 

Передо мною - вечность... (ПТ 102)

 

О Иисусе, Ты нам говорил,

Что небо детям принадлежит. (С 24)

 

Мы - странники, держащие путь в свое Отечество (ПТ 148).

 

Мы должны приготовиться к тому, чтобы "познать Его так, как Он Себя знает, чтобы стать богами". О, какое призвание! Как велика наша душа! Вознесемся же надо всем преходящим (ПТ 57).

 

Дорогая Селина, проходит образ мира сего, исчезают тени. Вскоре мы будем на родной земле. Вскоре наши детские радости, воскресные вечера, тайные беседы... все это будет навсегда возвращено нам, и притом с лихвой. Иисус вернет нам радости, которых Он лишил нас всего на мгновение! (ПТ 130)

 

Это не помешает Всеблагому Богу забрать меня, когда Ему будет угодно. Поскольку я прилагаю все силы для того, чтобы быть как малое дитя, мне не нужно заботиться о приготовлениях. Сам Иисус должен будет покрыть все дорожные расходы и заплатить за вход на Небо! (ПТ 191)

 

Тереза следовала примеру родителей.

 

Надеюсь, что теперь они обрели небо, к которому стремились всеми своими делами и желаниями (ПТ 226).

 

Всеблагой Бог даровал мне отца и мать, достойных Неба более, нежели земли (ПТ 261).

 

* * *

 

Обетование жизни вечной, главное евангельское обетование, помогает мужественно преодолеть страдания.

 

Дорогая тетя, мне кажется, что в такие минуты великой печали нужно смотреть на Небо... (ПТ 60)

 

О, как я жажду Неба, где мы будем бесконечно любить Иисуса! Но чтобы достичь его, нужно страдать и проливать слезы... (ПТ 79)

 

Однажды мы пойдем на Небо, навсегда. Тогда не будет уже ни дня, ни ночи... О, какая радость! Будем же идти в мире, обращая взор к Небу -единственной цели наших трудов (ПТ 90).

 

Я страдаю... Но надежда на то, что я достигну Отчизны, придает мне мужества. Вскоре мы будем на Небе... Там уже не будет ни дня, ни ночи, но Лик Иисуса будет излучать несравненный свет! (ПТ 95)

 

Жизнь так таинственна! Она - пустыня и изгнание... Но в глубине души мы чувствуем, что когда-нибудь настанет бесконечность, которая заставит нас забыть обо всех печалях пустыни и изгнания (ПТ 114).

 

* * *

 

Тереза убеждена, что на Небе наша деятельность не прекращается. Там можно продолжать трудиться ради спасения душ.

 

Надеюсь, что на Небе я не буду бездействовать. Я жажду еще потрудиться на благо Церкви и людей. Молю об этом Всеблагого Бога и уверена, что Он внемлет мне (ПТ 254).

 

К Небесной Отчизне меня влечет зов Господа, надежда, что я смогу наконец любить Его так, как я жажду, а также мысль о том, что благодаря моим молитвам Его смогут возлюбить многие души, которые будут вечно благословлять Его (ПТ 254).

 

Признаюсь, что если бы на Небе я не смогла более трудиться во славу Божию, то предпочла бы Отчизне земное изгнание. Я не знаю будущего, и все же, если Иисус соделает мои предчувствия явью, обещаю, что и там, в вышних, я останусь вашей сестричкой (ПТ 258).

 

Отцу Бельеру:

 

Попробуйте убедить себя в том, что вы не теряете, но обретаете меня и что я уже никогда не покину вас (ПТ 258).

 

Обещаю, что после моего перехода в жизнь вечную вы вкусите счастья, которое можно испытать, чувствуя возле себя близкую душу (ПТ 261).

 

Матери Агнессе:

 

Сколько милостей я вымолю для вас, когда буду на Небе! О, я буду так докучать Всеблагому Богу, что если бы даже сначала Он хотел отказать мне, моя докучливость вынудит Его исполнить мои желания. Эта история описывается в Евангелии! (ПБ, 21-26 мая, 7)

 

Трем своим родным сестрам:

 

Не думайте, что когда я буду на Небе, вам будет достаточно раскрыть рот, и я тут же наполню его отборными лакомствами... Таких способностей у меня никогда не было, и я не хочу их иметь. Быть может, вы будете проходить через тяжелые испытания. Однако я ниспошлю вам свет, благодаря которому вы оцените и полюбите их. Тогда вам не останется ничего другого, как только сказать вслед за мной: "Все дела Твои, Господи, исполняют нас радостью" (ПБ, 13 июля, 16).

 

Я не предвкушаю небесных радостей - не они меня привлекают. Я не могу много думать о счастье, ожидающем меня в Небе. Только одно ожидание заставляет мое сердце биться - ожидание любви, которую я обрету и которую смогу давать другим. Кроме того, я думаю обо всех добрых делах, которые я хотела бы совершить после смерти: (...) о помощи священникам, миссионерам, всей Церкви... (ПБ, 13 июля, 17)

 

Я чувствую, что вскоре обрету вечный покой... Однако я чувствую также, что моя миссия продолжается. Как и прежде, я должна возбуждать в душах любовь ко Всеблагому Богу, любовь, подобную моей. Как и прежде, я должна указывать им мой малый путь. Если Всеблагой Бог внемлет моим мольбам, то мое Небо будет на земле вплоть до конца времен. Да, пребывая на Небе, я хочу творить добро на земле (ПБ, 17 июля).

 

Сестра Женевьева свидетельствует:

 

Многократно и многообразно она обещала "ниспослать с неба поток роз" и выражала желание творить добро после смерти, молясь за Церковь и продолжая свою особую миссию, касающуюся священников. Главным образом я слышала, как она объясняла и описывала, каково будет это добро и каким образом она призовет души к Богу, указывая им путь доверия и полного самоотречения.

Обсуждая с ней одну из ее мыслей, я спросила:

- Значит, вы думаете, что спасете больше душ, пребывая на Небе?

- Да, я так думаю, - ответила она. - Подтверждением этого служит то, что Всеблагой Бог позволяет мне умереть, в то время как я столь жажду спасать души... (СиВ 111)

 

* * *

 

Каково же будет Небо? Об этом Тереза может только догадываться.

 

Когда-нибудь Бог, воздающий за добро, воскликнет: "Теперь Мой черед". Ах, что же мы тогда узрим? Какова эта жизнь, которой не будет конца?... Бог будет душой нашей души. Непостижимая тайна! "Глаз человека не видел нетварного света, ухо не слышало несравненного благозвучия, а сердце его не может предчувствовать, что приготовил Бог любящим Его" (ПТ 94).

 

Мое представление о Небе столь высоко, что иногда я задумываюсь, чем Всеблагой Бог поразит меня после смерти. Моя надежда столь велика, она дает мне столько оснований для радости, - не чувственной радости, но радости веры, - что будет необходимо нечто превосходящее все ожидания, чтобы полностью удовлетворить меня. Лучше уж сохранять вечную надежду, чем разочароваться (ПБ, 15 мая, 2).

 

Для каждого человека Небо будет полнотой всего.

 

Однажды меня поразило, что не всем избранным Всеблагой Бог дарует небесную славу в равной мере, и я испугалась, что не все будут счастливы. Тогда Полина велела мне принести большой папин стакан, поставить его рядом с моим маленьким наперстком и наполнить их водой. Затем она спросила, который из них более полный. Я ответила, что оба они одинаково полны и что невозможно налить в них воды больше, чем они могут вместить. Тогда Полина объяснила мне, что на Небе Всеблагой Бог даст Своим избранным столько славы, сколько они смогут принять, и, таким образом, даже последний ни в чем не будет завидовать первому (Рук A 19v).

 

* * *

 

Небо будет полнотой единения. Радость будет преисполнена любви. На прощальном рисунке Тереза написала:

 

Я вижу то, во что верила. Я обладаю тем, на что надеялась. Я соединилась с Тем, кого возлюбила всеми силами своими (ПТ 245).

 

Наше сердце, не способное насытиться на земле, пойдет, чтобы напиться из самого источника любви. О сладостный пир! Какая это радость - лицезреть Бога, "быть судимым Тем, кого мы возлюбили превыше всего" (ПТ 56).

 

Непрестанно созерцая божественный Лик, погрузиться в безбрежный Океан Любви... (ПТ 254)

Мы более велики, чем вся вселенная. Когда-нибудь мы сами обретем божественное бытие... (ПТ 83)

 

Жизнь проходит... Вечность приближается широкими шагами... Вскоре мы будем жить жизнью Самого Иисуса. После того как мы испили из источника всякой горечи, нам предстоит обожение в источник, всех радостей, всех наслаждений... (ПТ 85)

 

И пламя любви, что сжигает душу мою,

Никогда не погаснет. (С 26)

 

В небесной радости все сотворенное, которое есть ничто, уступает место несотворенному, которое есть сущее... (ПТ 116)

 

Бог мой будет моей величайшей наградой. (С 17)

 

Буду любить Тебя без меры,

И будет счастье мне казаться

Таким же новым, как и в первый раз... (С 33)

 

Ах, как же мы будем счастливы, когда однажды сможем созерцать во славе таинственное питие, которым мы утолили жажду Иисуса, когда узрим, как Он изрекает единственное и вечное слово Любви! ... Спасибо, которому не будет конца (ПТ 98).