7. АРЕНА СТРАДАНИЯ

 

Ты хочешь жить по Евангелию? Ты хочешь любить? Смотри на вещи трезво: тебе придется вести ежедневную брань!

 

Не следует полагать, что можно любить, не страдая, не страдая много. Ведь от нашего бедного естества никуда не денешься! Это - наше богатство, наше средство пропитания! (ПТ 89)

 

Если кто хочет идти за Иисусом, пусть возьмет свой крест.

 

Жить любовью - не значит разбить Свой шатер на вершине Фавора, Но в кресте свою силу узреть И идти с Иисусом на Голгофскую гору! (С 17)

 

Утешься, наш Жених - Жених слез, а не улыбок (ПТ 120).

 

Жених ее вовсе не таков, чтобы вести ее на праздник; Он ведет ее на гору, имя которой - Голгофа (ПТ 234).

 

Чтобы славу Твою созерцать, Знаю, нужно пройти сквозь огонь. (С 23)

 

О радость! Я причислена К пшеницы чистой зернам, Что жизнь теряют ради Иисуса. (С 25)

 

Я думаю о словах святого Игнатия Антиохийского: "Надобно, чтобы и я был сокрушен страданием и, благодаря тому, мог сделаться пшеницей Божией" (СиВ 124).

 

На этой земле, где все изменчиво, неизменным остается лишь отношение Царя Небесного к Его друзьям. С тех пор, как Он вознес знамя креста, все должны сражаться и одерживать победу, осененные этим знаменем (ПТ 226).

 

Я понимаю, что должна страдать, дабы Иисус обратил ко мне Свой божественный Лик. Но, будучи Его маленькой невестой, я хочу постараться воздать Ему любовью за любовь (ДО 1).

 

Подумать только, я умираю в постели! Я так хотела бы умереть на арене! (СиВ 61)

 

* * *

 

Святая, открывшая "малый путь", предупреждает нас о серьезности ежедневной борьбы.

 

Я обрела счастье и радость на земле, но обрела их лишь в страдании, ибо в этой жизни я много выстрадала. Нужно, чтобы люди знали об этом! (ПБ, 31 июля, 13)

 

-  Скажите, приходилось ли вам пересиливать себя?

-  О да, приходилось. У меня нелегкий характер - этого не видно, но я это хорошо чувствую. Уверяю вас, не было ни дня, чтобы я не страдала. Ни одного дня (ПБ, июль; из записок сестры святого Августина).

 

Всеблагой Бог всегда относился ко мне, как к избалованному ребенку. Правда, крест сопровождал меня с колыбели, но, благодаря Иисусу, я горячо возлюбила его. Он всегда возбуждал во мне жажду того, что хотел мне даровать (ПТ 253).

 

В последние дни болезни:

Еще немного, и я, наверное, сойду с ума. О, если бы кто-нибудь знал, какую слабость я испытываю! Этой ночью я уже больше не могла. Я попросила Пресвятую Деву, чтобы Она взяла мою голову в Свои руки и, тем самым, помогла мне вынести эти страдания (ПБ, 19 июля, 1).

 

В день смерти:

О матушка, поверьте мне: чаша полна до краев!... Но Всеблагой Бог, конечно же, не оставит меня. Он никогда меня не оставлял... Да, Боже мой, все, что Ты пожелаешь, но будь милостив ко мне! Сестрички мои! Сестрички, молитесь обо мне! Боже мой, Боже мой! Ты так благ!!! (ПБ, 30сентября)

 

* * *

 

Телесную боль превосходят страдания сердца, "мученичество без почета, без триумфа" (ПТ 94).

 

Мученичество сердца приносит не менее плодов, чем пролитая кровь (ПТ 213).

 

Нужно снискать пальму [мученичества] Агнессы! Если не кровью, то любовью (ПТ 54).

 

Что такое внешний крест?... Мы без труда отдалились бы друг от друга, если бы только Иисус утешил наши души... Истинный крест - это му­ченичество сердца, внутренние страдания души (ПТ 167).

 

Наше мученичество исполнено страдания более, нежели какое-либо другое, но оно исполнено и любви, ибо его видит только Иисус. О нем никогда не узнают на земле, но когда Агнец откроет книгу жизни и огласит имена бедных детей, никогда не совершавших славных подвигов, наравне с именами миссионеров и мучеников, как же будет изумлен небесный двор! (ПТ 195)

 

Чем страдание сокровеннее, чем менее оно заметно взорам людей, тем больше оно радует Тебя, о мой Боже! (Рук С 7r).

 

Я знаю другой источник: "после того, как напьешься из него, вновь жаждешь". Но эта жажда не душит, напротив, - она сладостна, ибо у нее есть то, что может ее утолить. Источник, о котором я говорю, - это страдание, ведомое лишь Иисусу (ПТ 75).

 

* * *

 

В детстве Тереза жила иллюзиями, думая, что жизнь устлана розами.

 

Тогда я еще не думала, что надо много страдать для того, чтобы достичь святости. Всеблагой Бог не замедлил явить мне это (Рук А 32r).

 

В возрасте одиннадцати лет Тереза полюбила крест.

 

На следующий день после Причастия мне вспомнились слова Марии. Я почувствовала, что в моем сердце зарождается огромная жажда страданий и в то же время была глубоко уверена, что Иисус уготовал мне множество крестов. Тогда я исполнилась столь великого утешения, что до сих пор воспринимаю его как один из величайших даров в моей жизни. Страдание стало привлекать меня, в нем была прелесть, которая восхищала меня, но которой я еще не знала. Доселе я страдала, но не любила страдания; с этого дня меня охватила истинная любовь к нему. Я ощутила также желание любить одного лишь Всеблагого Бога и в Нем одном находить свою радость. Во время причащения я часто повторяла слова из "Подражания": "О Иисусе, неизреченная сладость, обрати мне в горечь всякое плотское утешение". Эта молитва слетала с моих уст без усилий, без принуждения. Казалось, что я произношу ее не по своей воле, но как дитя, которое повторяет слова, внушенные ему кем-то близким... Позже я расскажу вам, матушка, каким образом Иисус благоволил исполнить мое желание и как Он один всегда был моей неизреченной сладостью (Рук A 36r-v).

 

* * *

 

Тереза часто говорит о страдании как о преимуществе. Отвага, достойная святости!

 

Да, три года мучений папы кажутся мне самыми приятными, самыми плодотворными в нашей жизни. Я не променяла бы их на все восторги и откровения Святых. При мысли об этом неоценимом сокровище мое сердце исполняется благодарности (Рук А 73r).

 

О мучительной болезни отца:

 

Бог нанес сильный удар, но это был удар любви (ПТ 94).

 

В Своей безграничной любви Иисус ниспослал нам лучший крест из всех, что Он мог найти... Как можем мы жаловаться, когда Он Сам был почитаем за пораженного и уничиженного Богом? (ПТ 108)

 

Должно быть, Иисус любит тебя особенной любовью, коль скоро посылает тебе такие испытания. Знаешь, я почти завидую тебе. Тем, кого Он больше любит, Он дает больше страданий, тем же, кого любит меньше, Он и страданий дает меньше (ПТ 81).

 

Всеблагой Бог любит тебя и осыпает Своими милостями... Он находит тебя достойным страдания ради Его любви и это - величайший довод нежности, который Он может тебе дать, ибо страдание делает нас подобными Ему (ПТ 173).

 

Тогда я чувствовала, что страдание - лучшее из всего, что может дать нам Иисус, ибо Он дает его лишь Своим избранным друзьям (ПТ 67).

 

Святая Тереза была совершенно права, когда обратилась к Господу нашему, возложившему на ее плечи крест, в то время как она тяжко трудилась ради Него, со словами: "О Господи, я не удивляюсь, что у Тебя так мало друзей, если Ты так плохо с ними обходишься!" В другой раз она сказала, что душам, которые Всеблагой Бог любит обычной любовью, Он посылает немногие испытания, но тем, кому Он особенно благоволит, Он расточает кресты как вернейший знак Своей неясности (ПТ 178).

 

* * *

 

Бог спешит к нам на помощь, когда мы страдаем.

 

Даже среди самых горьких страданий всегда можно почувствовать, что удар наносит Его нежная рука (ПТ 43 В).

 

Он помогает нам, хотя мы можем не замечать этого (ПТ 65).

 

Кажется, что Он забыл Свою бедную Селину. Но нет, Он смотрит на нее в окно, хотя она и не видит Его... Ему угодно, чтобы она пребывала в пустыне, чтобы любовь была ее единственным служением и чтобы она страдала, даже не ощущая этой любви! (ПТ 157)

 

Тереза верит. Она полностью полагается на Бога.

 

Между тем, Всеблагой Бог не может дать мне испытания, превышающего мои силы (ПТ 36).

 

- Как вы страдаете! Ах, на это тяжело смотреть! Вы не падаете духом?

 

- О нет, я вовсе не несчастлива. Всеблагой Бог дает мне ровно столько, сколько я могу выдержать (ПБ, 25 августа, 2).

 

Доселе я еще не переживала столь ужасной ночи. Ах, как благ Господь, дающий мне вынести все эти страдания! Я никогда не могла бы поду­мать, что можно так страдать. И все-таки я думаю, что это - не конец моих мучений. Но Он не покинет меня (ПБ, 23 августа, 1).

 

Я очень рада, что ни о чем не просила Всеблагого Бога. Теперь Он Сам будет вынужден придать мне мужества (ПБ, 26 августа, 2).

 

Я никогда не хотела бы молить Всеблагого Бога о больших страданиях. Если Он увеличит их, я перенесу это с радостью, поскольку они будут исходить от Него. Но я слишком мала, чтобы полагаться на свои собственные силы. Если бы я попросила страданий, то это были бы мои страдания, я должна была бы переносить их одна, а я никогда не могла ничего сделать одна (ПБ, 11 августа, 3).

 

Господь поддерживает ее.

 

Всеблагой Бог придает мне мужества по мере того, как приходят страдания. Я чувствую, что сейчас я не смогла бы вынести более; но я не боюсь, ибо если страдания возрастут, Он немедленно придаст мне мужества (ПБ, 15 августа, 6).

 

Тереза живет настоящим.

 

Ах, я могу вынести много духовных страданий... Но когда приходит страдание телесное, я становлюсь как малое дитя. Я не задумываюсь, а просто страдаю - сейчас, в эту минуту (ПБ, 26 августа, 3).

 

Я сосредотачиваюсь на данном мгновении. Мы падаем духом и отчаиваемся потому, что думаем о прошлом и будущем (ПБ, 19 августа, 10).

 

Если жить настоящим, можно многое перенести (ПБД4 июля).

 

Но последнее слово принадлежит радости!

 

Ты  увидишь: за испытанием  последует радость, и в дальнейшем ты будешь счастлива, что страдала (ПТ 171).