6. ОТРЕШИТЬСЯ, ЧТОБЫ СТАТЬ СВОБОДНЫМ...

 

Любить Бога всем сердцем своим, любить брата, как самого себя, - все это дается нелегко. Безграничной любви можно достичь только ценой полного самоотречения. Тереза подчеркивает это с силой, которая выдает в ней духовную дочь святого Иоанна Креста! Стремление к чистоте сердца требует многих усилий!

 

Вы так хотите быть богатой, иметь владения! Находить в этом опору - все равно, что опираться на раскаленное железо! После этого всегда остается клеймо! Нельзя искать опоры ни в чем, даже в том, что помогает в набожности. Ни в чем - такова правда. Не иметь ни желаний, ни надежды на радость. Только тогда вы будете счастливы! (СиВ 29)

 

Святой Франциск Сальский сказал: "Когда в сердце горит пламя любви, все имущество вылетает в окно" (ПТ 89).

 

Если бы только люди знали, сколько можно приобрести, отрекаясь от всего! (СиВ 132)

 

* * *

 

Отрешение служит благу.

 

К Тебе одному, Иисусе, привязана я. (С 36)

 

Иисус хочет, чтобы даже самые чистые наши радости превращались в страдания, чтобы наше сердце, не успев даже вздохнуть, обращалось к Нему, единственному нашему солнцу и нашей радости.

Чистые радости жизни - это придорожные цветы. Нет ничего плохого в том, чтобы радоваться им, но Иисус ревнует о нас. Он жаждет, чтобы все наши радости были смешаны с горечью. Придорожные цветы ведут нас к Возлюбленному, но ведут кружным путем. Они подобны бляхе или зеркалу, которые отражают солнце, но они - не само солнце (ПТ 149).

 

Я не желаю отказывать Иисусу ни в чем. Даже когда я испытываю печаль и одиночество, у меня остается Он. А разве не сказала святая Тереза: довольно Бога одного? (ПТ 27)

 

* * *

 

Стоит оставить все ради того, чтобы найти сокрытую жемчужину.

 

Иисус - это тайное сокровище, неоценимое благо, но немногие души способны обрести Его, ибо Он сокрыт, а мир любит то, что блестит. Ах, если бы Иисусу было угодно явить Себя всем душам, вместе со Своими несказанными дарами, несомненно, никто не презрел бы Его. Однако Он не хочет, чтобы мы любили Его ради этих даров: только Он Сам может быть нашей наградой! Чтобы найти то, что сокрыто, нужно скрыться самому. Итак, наша жизнь должна быть тайной! Мы должны уподобиться Иисусу, чье лицо было закрыто... "Если хочешь что на пользу знать и на пользу чему научиться", - говорит "Подражание", - "желай, чтоб не знали тебя и ни во что не вменяли". И далее: "Отрекшись от всего, надобно тебе отречься от самого себя. Пусть ищут - один одно, другой другое. Пусть славятся кто чем хочет. Ты же ни в том, ни в другом не хвались, но хвались в презрении самого себя". Сколько мира дают душе эти слова, моя Селина! Ты знаешь их. Но знаешь ли, что я скажу тебе?.. Иисус любит тебя любовью столь великой, что, узрев ее, ты впала бы в экстаз счастья, который довел бы тебя до смерти. Однако, ты не видишь Его и страдаешь. Скоро Иисус восстанет, чтобы спасти всех тихих и смиренных сердцем (ПТ 145).

 

"Сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме". Как, Иисус говорит, чтобы мы сошли?! Но куда нам сойти? (...) Вот куда должны мы сойти, чтобы послужить Иисусу жилищем: "Быть столь бедными, чтобы не иметь, где приклонить голову". Вот, Селина, что Иисус совершил в моей душе во время духовных упражнений. Ты понимаешь, что Он совершил это изнутри. (...) Теперь мы должны позволить Ему действовать, чтобы Он мог довершить в нас Свое дело. Иисус жаждет лишь того, чтобы мы приняли Его в наших сердцах. Несомненно, они уже сво­бодны от творений, но - увы! - я чувствую, что мое сердце еще не совсем свободно от меня самой, и именно поэтому Иисус говорит, чтобы я сошла (ПТ 137).

 

Ты не имел ничего: ни камня, Ни крова, словно птица небесная. (С 24)

 

Отрешиться от мелочей, которые разрушают нас и беспокоят... (СиВ 178)

 

О, как жаждет песчинка [т.е. сама Тереза] быть уничиженной, никому не известной, бедной, маленькой; она не жаждет ничего, кроме забвения. Не презрения, не оскорблений - это была бы слишком большая честь для песчинки. Если бы она была презираема, ее должны были бы заметить. А она хочет забвения! Да, я хочу быть забытой, и не только творениями, но и самой собой. Я хотела бы так уничижиться, чтобы у меня не было более никаких желаний. Слава Иисуса - это все! Ради нее я отказываюсь от своей славы, а если кажется, что Он обо мне не помнит - то ж, значит такова Его воля. Ибо я уже не принадлежу себе, но Ему. Скорее  Он утомится оттого, что будет заставлять Себя ждать, чем я - ожидая Его! (ПТ 103)

 

* * *

 

Не следует препятствовать собственному оскудению.

 

Иисусу угодно расточать дары некоторым Своим творениям, но часто Он делает это только для того, чтобы привлечь к Себе другие сердца. Потом, достигнув Своей цели, Он отбирает внешние дары, а самые дорогие Ему души полностью лишает всего. Видя  свою  нищету, эти бедные маленькие души пугаются, им кажется, что они ни на что не годятся, поскольку они получают все от других, а сами не могут дать ничего. Однако это вовсе не так: их глубочайшая сущность втайне трудится. Иисус формирует в них зародыш, который должен развиться в райских кущах Царства Небесного. Ему угодно явить им их ничтожество и Свое могущество. Он использует самые недостойные орудия, чтобы показать им, что в действительности трудится лишь Он один. Он спешит привести свое дело к совершенству, чтобы в день, когда мрак рассеется, Ему уже не нужно было говорить через посредников,  но лицом к лицу,nвечно! (ПТ 147)

 

Мы не видим Его, ибо Он скрывается, прячет Свою божественную длань; мы не можем увидеть ничего, кроме творений... (ПТ 149)

 

Иисус предпочитает видеть тебя спотыкающейся ночью на каменистом пути, нежели шагающей при свете дня по тропе, усеянной цветами, которые могли бы задержать тебя (ПТ 211).

 

Это так хорошо - узнать, что Он один совершен, что когда Ему будет угодно лишить птичку ветки, на которой она сидит, ей будет довольно Его одного! (ПТ 250)

 

Сейчас мы - сироты, но мы можем сказать с любовью: "Отче наш, сущий на небесах". Да, нашим душам не остается ничего, кроме всего!.. (ПТ 101)

 

Мало-помалу Тереза становится свободной. Так, например, о чувствах, которые охватывают нас, когда за оказанную услугу мы не получаем ни малейшей благодарности, она пишет:

Уверяю вас, я тоже испытываю чувство, о котором вы говорите, но оно никогда не застает меня врасплох, ибо на земле я не ожидаю никакого воздаяния. Я делаю все ради Всеблагого Бога. Таким образом, я не могу ничего потерять, но всегда лишь приобретаю, когда задаю себе труд услужить ближнему (ПБ, 9 мая, 2).

 

Сестра Женевьева выразила желание, чтобы люди считались с ее усилиями и замечали ее достижения. На это Тереза возразила:

Действовать таким образом - все равно что уподобляться наседке, которая сообщает всем вокруг, что она снесла яйцо. Вы, как и она, хотите, чтобы о вашем хорошем поступке или о ваших благих намерениях знали все, чтобы все оценили вас... (СиВ 30-31)

 

Какой мир исполняет душу, когда она поднимается выше естественных чувств! (Рук С 16v)