4. ТРЕБОВАНИЯ ЛЮБВИ

 

Сказать Любви "да" значит позволить Ей покорить нас.

 

Останься в сердце моем. Посмотри, ведь оно - словно луг, На котором каждый цветок обратиться хочет к Тебе. (С 24)

 

Однако прежде всего [в возрасте четырнадцати лет] я возрастала в любви к Всеблагому Богу, испытывая неизвестные мне доселе сердечные порывы, а иногда переживая истинный духовный восторг. Однажды вечером, не зная, как высказать Иисусу свою любовь и желание, чтобы повсюду Ему воздавались любовь и поклонение, я с горечью подумала, что из ада до Него никогда не донесется ни один голос, говорящий о любви. Тогда я сказала Всеблагому Богу, что готова ради Него погрузиться в это средоточие богохульств, чтобы и там Он был вечно любим... Я знала, что это не принесет Ему славы, ибо Он не желает ничего, кроме нашего счастья; но ведь, когда любишь, испытываешь желание говорить тысячи безумств. Если я так говорила, то не потому, что во мне не было жажды Неба, но потому, что Небом моим была Любовь, и, подобно святому Павлу, я чувствовала, что ничто не могло бы отлучить меня от восхитившей меня Божией любви! (Рук A 52r-v)

 

Только Ты, Иисусе, насытить мог душу, Что желала любить бесконечно! (С 53)

 

Через восемь дней после облачения Терезы ее кузина Жанна вышла замуж.

 

Трудно передать, сколько ее пример поведал мне о том, как нежна может быть невеста со своим женихом. Я жадно внимала всему, что могла узнать об этом, ибо ради возлюбленного Иисуса я хотела совершить не менее, чем Жанна ради Франсуа, творения, несомненно, совершенного, но, в конце концов, всего лишь творения!.. (Рук А 77r)

 

Познание Любви. О, как сладостно звучат эти слова в моей душе! Только такого познания я жажду. И хотя ради него я отдала все свои сокровища, мне, как и невесте из Песни Песней, кажется, что я не дала ничего... Только любовь может соделать нас угодными Всеблагому Богу. Я понимаю это так ясно, что стремлюсь лишь к этой любви (Рук В 1r).

 

Твоей любви я мученицей стала: Чем более она меня сжигает, Тем более Тебя я жажду. (С 31)

 

* * *

 

Что значит любить?

 

Любить - это дать все и дать себя самого. (С 54)

 

Жить любовью - это давать без меры,

Ничего не желая взамен.

Я даю, не считая, ибо я верю,

Что любовь не знает счетов и мер. (С 17)

 

Она обратила мое внимание на то [рассказывает сестра Женевьева], что любовь жертвует и отдает все, независимо от того, правильно это или нет, что она расточает, изначально убивая всякую надежду на выгоду, что она поступает безумно, изобилует крайностями, никогда не отмеривает.

 

- О, благословенная беспечность, благословенное любовное упоение! - говорила она. - Любовь отдает все и уповает! Мы же, очень часто, даем после долгих раздумий, колеблемся, стоит ли жертвовать земными и духовными благами. А это – не любовь! Та - слепа и подобна потоку, смывающему все на своем пути! (СиВ 62)

 

Поэтому пусть все, что ты делаешь, будет свободно от малейшей тени личной выгоды (СиВ 32).

 

Когда мы любим по-настоящему, мы радуемся счастью своего возлюбленного и идем на любые жертвы ради того, чтобы он был счастлив (ПоОД 242).

 

Песчинка хочет приступить к делу, хотя не находит в нем никакой радости, хотя ей недостает мужества и сил. Но именно это облегчает ее задание, ибо она хочет трудиться только ради любви (ПТ 82).

 

В день своих обетов Тереза просит:

Молю Тебя, Иисусе, соделай, чтобы я искала и находила лишь Тебя одного. Да будут для меня творения - ничто, а я - ничто для них. Ты, Иисусе, будь для меня все!.. Пусть земное никогда не смущает мою душу, пусть ничто не смущает моего мира. Иисусе, молю Тебя только о мире; молю также о любви, любви бесконечной, пределом которой будешь Ты Сам (из личных записок, 8 сентября 1890).

 

Ради Тебя я хочу сгорать дотла

Каждое мгновение. (С 51)

 

* * *

 

Иными словами, любить - это "приносить радость".

 

Для нее важно приносить радость Иисусу, и она жаждет только этого (Рук С Зr ).

 

Когда бы Всеблагой Бог сказал мне: "Если ты   умрешь сейчас, то удостоишься великой славы;   если же умрешь в двадцать четыре года, твоя слава будет меньшей, но это принесет Мне гораздо большую радость", - то я без колебаний ответила бы Ему: "Боже мой, я хочу умереть в двадцать четыре года, ибо ищу не своей славы, но только Твоей радости".

Великие святые трудились во славу Божию; я, такая маленькая, тружусь исключительно ради Его радости. Я была бы счастлива перенести жесточайшие страдания, если бы они могли заставить Его всего лишь улыбнуться (ПБ, 16 июля, 6).

 

[Ради Него] я желала бы переносить жесточайшие страдания, даже если бы Он никогда не узнал о них (СиВ 57).

 

Я не хочу собирать заслуги, чтобы благодаря им обрести  Небо,  я хочу трудиться только из любви к Тебе, только затем, чтобы радовать Тебя, чтобы утешать Твое Святейшее Сердце, спасая ради Тебя души, которые вечно будут любить Тебя (М 6).

 

Я всегда жаждала только того, чтобы радовать Всеблагого Бога. Если бы я старалась собирать заслуги, то сейчас была бы в отчаянии (СиВ 57).

 

Любовь видит все в истинном свете, но в то же время она слепа. Она не видит преград.

 

Любовь может все, совершенно невозможное не кажется ей трудным (ПТ 65).

 

Это правда, что "для любви нет ничего невозможного, ибо она убеждена, что для нее все возможно и все позволительно..." Человеческое благоразумие, напротив, ежеминутно трепещет и не смеет ступить ни шагу (Рук A 75v).

 

Любящее сердце отдается труду беззаветно: оно бежит, летит, для него возможно все, и ничто не в состоянии сдержать его (СиВ 75).

 

Любовь окрылит вас (ДО 5).

 

Как это прекрасно - трудиться исключительно для Иисуса, ради Него одного! Ах, в такие минуты пустота покидает сердце, нам становится легко... (ПТ 95)

 

Послушаем  как подчеркивает Тереза необходимость щедрости, питающей любовь.

 

Не будем отказывать Иисусу ни в чем! (ПТ 85)

 

Как можно превзойти Его в щедрости? (ПТ 226)

 

Поскольку Бог так щедр ко мне, я хочу быть столь же щедра к Нему (ДО 1).

 

Однажды ее спросили, случалось ли ей отказывать Богу. Она ответила:

- Нет, я не помню, чтобы в чем-либо Ему отказала. Начиная с трехлетнего возраста я старалась исполнять все, о чем Он просил меня (ПБ, свидетельство Марии Евхаристии).

Никогда не дожидайтесь завтра, чтобы встать на путь святости (ПБ, свидетельство Марии от Евхаристии).

Сегодня я думала о прошлом, о том мужественном поступке, на который я решилась когда-то в Рождественскую ночь, и мне вспомнилась похвала, обращенная к Иудифи: "Отвага твоя была подобна отваге мужа, и укрепилось сердце твое".

Многие говорят: "У меня нет сил принести такую жертву". Но они должны совершить то усилие, которое совершила я. Всеблагой Бог никогда не отказывает в первой благодати, которая придает отваги и побуждает к действию. Получив ее, сердце укрепляется, и мы идем от победы к победе (ПБ, 8 августа, 3).

 

Когда мы должны вести и поддерживать других, свет и помощь Божию привлекает то, что мы не рассказываем им о своих заботах, надеясь, что это принесет нам облегчение. Впрочем, нам вовсе не станет от этого легче, ибо это не успокоит нас, а напротив, воспламенит (ПБ, 16 сентября).

Всеблагому Богу, который так любит нас, весьма горько уже оттого, что на время испытания Он должен оставить нас на этой земле. А тут еще мы терзаем Его, повторяя, как нам здесь плохо. Будем же стараться выглядеть так, как будто мы просто не обращаем на это внимания! (СиВ 58)

 

Даже когда я не понимаю происходящего, я улыбаюсь и говорю Всеблагому Богу: "Спасибо", - стараясь, чтобы Он всегда видел меня довольной. Не надо сомневаться в Нем, это было бы бестактно. Мы никогда не должны "проклинать" Провидение, напротив, нам нужно всегда благодарить Его (СиВ 72).

 

Если бы Бог отдал нам во владение вселенную со всеми ее сокровищами, этого все равно нельзя было бы сравнить с малейшим страданием [перенесенным ради Иисуса]. Ибо, когда с утра у нас нет ни воодушевления, ни сил, чтобы творить добро, - это великая благодать! Тогда нужно положить секиру при корне дерев. С этих пор, вместо того чтобы собирать жалкие крохи, мы добываем чистые алмазы. Какова же будет наша прибыль под вечер! Хотя бывает и так, что мы отмахиваемся от этих сокровищ. Приходит трудный час, и нас охватывает искушение бросить все. Но достаточно совершить усилие любви, хотя мы можем даже не ощущать ее, и все улаживается! Иисус же улыбается... (ПТ 65)

 

Только Он пленителен в полном смысле этого слова. Он хочет показать Своему "мячику", что тот заблуждался бы, ища тени красоты вне Его и принимая ее за истинную Красоту. (...)

Как Он божественно нежен, когда не позволяет мне привязываться ни к чему тварному! Он хорошо знает, что если бы я испытала хоть крупицу счастья, то прильнула бы к ней, вкладывая в это всю свою энергию, все сердечные силы. Поэтому Он отказывает мне в этой крупице. Он предпочтет, чтобы я оставалась во тьме, но не допустит, чтобы меня коснулся свет обманчивого луча, который - не Он. Итак, поскольку я не могу найти творения, способного утолить жажду моего сердца, я предам все Иисусу. Я не хочу отдать творениям ни одного атома своей любви. Только бы Иисус не переставал напоминать мне, что в Нем одном полнота счастья, даже тогда, когда кажется, что Его нет рядом! (...) Я хочу обрести все... Поэтому я отдам Ему все. Все! Даже когда я буду чувствовать, что не могу пожертвовать Ему ничего. Тогда, так же, как и сегодня вечером, я пожертвую Ему это "ничто"! (ПТ 76)

 

Истинное мужество - это не минутное рвение, жаждущее ринуться покорять души вопреки всевозможным опасностям, которые рисует воображение; опасности эти лишь придают прелести нашим прекрасным грезам. О нет, истинное мужество состоит в том, что наше желание осуществляется в томлении сердца, а мы содрогаемся перед ним, как Господь в Гефсиманском саду (СиВ 149).

 

И я открыла еще нечто, а именно то, что часто Бог нуждается только в нашей доброй воле. Он ожидает от нас всего, если же мы откажем Ему хотя бы в малейшем, Он не уступит, ибо слишком сильно любит нас; но когда мы соглашаемся принять Его волю, когда Он видит, что мы обращены только к Нему, Он поступает с нами так, как поступил когда-то с Авраамом... (ПТ 167)