3. СМИРЕНИЕ И ИСТИНА

 

Тот, кто хочет предать себя Богу, должен осознать, что он мал. При каждой встрече Тереза повторяла своим послушницам, что смирение - необходимое условие малого пути. Она говорила им:

 

Чтобы идти по этому пути, нужно быть смиренным, простым и нищим духом (СиВ 35).

 

Тот, кто на земле пожелал быть самым бедным и безвестным из любви к Иисусу, тот будет первым, самым благородным и самым богатым [на Небе]! (Рук А 56r)

 

Быть смиренным - какое это счастье! Только на этом пути можно стать святым!.. (ПТ 82)

 

Что касается меня, то, признаюсь, я никогда не искала славы. Мое сердце привлекало презрение, но когда я поняла, что и оно слишком почетно, я стала искать забвения (СиВ 165).

 

Просите, чтобы ваша дочь всегда оставалась маленькой безвестной песчинкой, скрытой от всех глаз, которую может увидеть один лишь Иисус. Пусть она становится все меньше и меньше, пусть обращается в ничто... (ПТ 49)

 

*   *   *

 

Смирение подобно Иисусу, оно ищет последнее место. Оно не желает "сверкать".

 

Единственное, чему не завидуют, - это последнее место. Только последнее место не возбуждает тщеславия и смятения духа.

Однако "не во власти человека путь его", и иногда мы уличаем себя в жажде блестящего. Поэтому мы должны смиренно причислить себя к несовершенным и признать, что нуждаемся в непрестанной поддержке Всеблагого Бога. Стоит только Ему увидеть, что мы убеждены в своем ничтожестве, как Он немедленно протягивает нам руку. Если мы будем вновь пытаться совершить нечто великое, даже под предлогом усердия, Иисус оставит нас одних. "Но когда сказал я: поколебалась стопа моя, - милость Твоя, Господи, укрепила меня". Да, достаточно смириться и тихо переносить свои недостатки - вот истинная святость! Так возьмемся же за руки и поспешим занять последнее место. Никто не будет оспаривать его у нас... (ПТ 243)

 

Какая душа не жаждет снискать добродетель?! Это - обычный путь! Но сколь немногие смиряются с тем, что они падают, что они слабы, и сколь немногие, лежа на земле, радуются, когда другие застают их в этом положении (СиВ 22).

 

Сестре, обеспокоенной своей слабостью:

 

А если Всеблагому Богу угодно, чтобы вы были слабой и беспомощной? Думаете, ваши заслуги от этого уменьшатся?

Итак, примиритесь с тем, что на каждом шагу вы будете спотыкаться и даже падать, согласитесь, изнемогая, нести свой крест, возлюбите свою немощь, и ваша душа извлечет из этого больше пользы, чем если бы вы, с помощью благодати, охотно совершали героические подвиги, которые наполнили бы вашу душу самодовольством и тщеславием (ПоОД 208).

 

Подобно Иисусу, Тереза охотно прибегает к сравнению с детьми.

 

Оставаться ребенком - значит признавать свое ничтожество и надеяться получить все от Всеблагого Бога, подобно тому как дитя надеется получить все от своего отца. Это значит - ни о чем не тревожиться и не заботиться о своей судьбе. (...)

Быть маленьким - это не приписывать себе совершаемого добра и не считать себя способным к чему-либо, но сознавать, что Всеблагой Бог вложил сокровище добродетели в руки ребенка, чтобы тот воспользовался им, когда возникнет надобность; само сокровище принадлежит лишь Богу.

Наконец, это - не впадать в уныние из-за своих прегрешений, ибо дети часто падают, но они слишком малы для того, чтобы причинить много зла (ПБ, 6 августа, 8).

 

Например, если бы я говорила себе: "Я снискала столько добродетелей, что уверена в своей праведности!" - то полагалась бы на собственные силы, а когда дело обстоит таким образом, можно легко провалиться в бездну. Но если я буду смиренной, если я останусь совсем маленькой, то у меня до самой смерти будет право на маленькие глупости, и это не будет оскорблять Всеблагого Бога. Посмотрите на детей: они не перестают ломать, драться, падать, и при всем этом очень-очень любят своих родителей. Таким образом, падая, я еще более явственно вижу свое ничтожество и говорю себе: "Что бы я делала, что сталось бы со мною, если бы я полагалась на свои собственные силы?..." (ПБ, 7 августа, 4)

 

Тереза знает, что смирение привлекает Господа.

 

Я хочу всегда оставаться маленькой и смиренной, чтобы уподобиться Иисусу и удостоиться того, чтобы Он сотворил во мне обитель (ДО 1).

 

Чтобы принадлежать Ему, нужно быть маленьким, как капля росы! О, сколь немногие стремятся к тому, чтобы так умалиться! (ПТ 141)

 

Он счастлив, что ты ощущаешь свою слабость. Это Он посеял в твоей душе осторожное отношение к самой себе. Возблагодари Иисуса. Он дарует тебе Свою особую благодать. Если ты всегда будешь верна Ему, радуя Его в малом, Он будет вынужден помочь тебе во многом... Апостолы трудились без Господа всю ночь, и ничего не поймали, но их труд был угоден Иисусу, и Он решил показать им, что Он один может что-то нам дать. Он хотел, чтобы апостолы смирились... "Дети," - сказал Он им - "есть ли у вас какая пища?" - "Господи," - ответил святой Петр - "мы ловили всю ночь, и ничего не поймали". Быть может, если бы они поймали несколько рыбок, Иисус не совершил бы чуда. Однако у них не было совсем ничего, и потому вскоре Иисус наполнил их сети так, что они стали рваться. Таков Иисус. Его дары достойны Бога, но Он жаждет смирения сердца. "Весь мир перед Ним, как песчинка, едва колеблющая чашку весов, или как капля утренней росы, сходящей на землю" (Прем 11, 23) (ПТ 161).

 

Лишь смирение Марии Привлекло Царя Небес, Ради твоего смиренья Снизойдет Он и к тебе. (ДО!)

 

Иисус довольствовался моей жаждой, моим полным самоотречением. (...) Быть может, ты помнишь, что когда-то я любила называть себя "игрушкой Иисуса". Сейчас я все еще счастлива быть ею, однако я подумала, что у божественного Младенца есть другие возвышенные и исполненные добродетели души, именующие себя "Его игрушками". Тогда я решила, что они - прекрасные игрушки, в то время как моя бедная душа - игрушка, ничего не стоящая. Чтобы утешить себя, я подумала, что часто простые игрушки, которые дети могут бросить или поднять, поломать или поцеловать, словом, сделать с ними все, что им вздумается, доставляют им больше удовольствия, чем игрушки дорогие, к которым они едва смеют притронуться. Итак, я обрадовалась своей бедности и возжаждала с каждым днем становиться все беднее, чтобы Иисусу было все приятнее играть со мной (ПТ 176).

 

Господу часто бывает угодно умудрять малых. Некогда, охваченный радостью, Он благословил Отца Своего, ибо Тот сокрыл свои тайны от разумных и открыл их младенцам (Рук С 4r).

 

* * *

 

По мнению Терезы, смирение - это истина. Вот что она исповедует в последний день жизни:

 

Да, мне кажется, что я всегда искала только истину. Да, я поняла, что такое смирение сердца... Мне кажется, что я смиренна (ПБ, 30 сентября).

 

Мне кажется, что смирение - это истина. Не знаю, смиренна ли я, но я чувствую, что вижу истину во всем (СиВ 19).

 

Просвети меня, Иисусе, ведь Ты знаешь, что я ищу истину... (Рук В 4v)

 

Я люблю только простоту, притворство мне отвратительно (ПБ, 7 июля, 4).

 

Я говорю чистую правду. Тому, кто не хочет ее знать, незачем приходить ко мне (ПБ, 18 апреля, 3).

 

***

 

Человек смиренный, то есть истинный, сознает свою ограниченность.

 

Если бы даже все творения склонялись к нему [цветку, т.е. Терезе], восхищались им и осыпали его похвалами, то, не знаю почему, это не прибавило бы ни капли ложного удовлетворения к той истинной радости, которой он наслаждается в своем сердце, видя, что в глазах Всеблагого Бога он - всего лишь бедное маленькое ничтожество и ничего более... (Рук С 2r)

 

Я всегда помню, кто я такая (Рук С 26v).

 

В действительности я - это лишь то, что думает обо мне Всеблагой Бог (СиВ 159).

 

* * *

 

Человек смиренный, то есть истинный, сознает также, какие дары ему даны и кто является Источником этих даров.

 

Не думайте, что смирение мешает мне распознать дары Всеблагого Бога. Я знаю, что Он сотворил мне величие, и я счастлива, что могу ежедневно воспевать это (ПТ 224).

 

Теперь я слишком мала, чтобы быть тщеславной. Я слишком мала также для того, чтобы сочинять красивые фразы, убеждая вас в своем смирении. Я предпочитаю просто признаться, что Всемогущий сотворил величие душе ребенка Своей божественной Матери. Наибольшее же величие заключается в том, что Он показал мне, как я мала, как немощна (Рук С 4r).

 

Да, мне кажется, что я смиренна... Всеблагой Бог являет мне истину; я чувствую, что все исходит от Него (ПБ, 4 августа, 3).

 

чтобы я казалась лучше, чем я есть, то я здесь ни при чем. Он волен поступать, как Ему угодно (Рук С2r).

 

Бог есть истина.

 

Как хорошо понимаю я слова Господа, обращенные к нашей матери, святой Терезе: "Знаешь ли ты, дочь моя, кто истинно любит Меня? Тот, кто признает, что все, не относящееся ко Мне, есть ложь".

О, я чувствую, что это правда!

Да, все, что вне Бога - суета (ПБ, 22 июня).