2. ИИСУС ДАН НАМ

 

"Бог так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного" (Ин 3, 16).

 

Ах, я знаю Того, кто просил воды: Он - "Дар Божий", Источник славы! (С 24)

 

Ты так возлюбил меня, что дал Сына Своего Единородного, чтобы Он стал моим Спасителем и Женихом (М 6).

 

Ради вас Бог уподобился смертным (ДО 5).

 

Тереза   любила   диалог,   приписываемый святому Бернарду:

- Иисусе, кто сделал Тебя столь малым?

- Любовь.

 

***

 

Итак, кто для нее Иисус? "Океан любви" (С 54).

 

То, что я пишу тебе, поистине безумно; но это еще не все - о любви Иисуса я думаю такое, что, быть может, превзойдет все сказанное ранее... (ПТ 82)

 

Кто может отлучить нас от Его любви? (С 48)

 

Безумие - единственное, в чем обвинил Иисуса Ирод. И я согласна с ним! Да, ибо с Его стороны безумием было искать бедные маленькие сердца смертных людей, чтобы соделать их Своими престолами. Ведь Он, Царь Славы, восседает на херувимах! Его не могут вместить даже небеса! Но наш Жених был столь безумен, что пришел на землю к грешным людям, желая сделать их Своими друзьями, Своими близкими, подобными Себе. Он, живущий в полноте счастья с двумя другими Лицами Пресвятой Троицы! Мы никогда не будем в состоянии пойти на те безумства, на которые Он пошел ради нас; и никогда наши дела не заслужат этого названия, ибо они слишком разумны, и далеко им до того, что хотела бы совершить наша любовь (ПТ 169).

 

Я нуждаюсь в сердце, пылающем нежностью,

Чтобы всегда оно было моею опорой

И любило бы все во мне, даже слабость,

Не покидая меня ни на минуту.

Но нигде не могла найти я творения,

Что, бессмертным будучи, любило бы вечно...

Значит, нужен мне Бог с моим естеством,

Он бы стал моим братом и познал бы страдание! (С 23)

 

Я должна признаться тебе, что смотрю на Святейшее Сердце Иисуса иначе, чем все. Думаю, что сердце моего Жениха принадлежит только мне, так же, как и мое принадлежит только Ему. Я беседую с Ним в одиночестве, тихо пребывая душой возле Его сердца и ожидая встречи с Ним лицом к лицу (ПТ 122).

 

Да, любящий Иисуса принадлежит к Его семье. В сердце, не знающем себе подобных, он обретает все, чего жаждет, обретает свое Небо! (ПТ 130)

 

Имеющий Иисуса обладает несметным сокровищем.

 

Все наше и все для нас, ибо в Иисусе у нас есть все (ПТ 182).

 

Тереза воспевает Его "дивную красоту" (ПТ 195). Прочтем несколько строк из ее стихотворения "Я любила"...

 

Да, десница Твоя ведет меня всюду, В Тебе у меня есть леса и села, Есть былинки, луга и горы, Дожди и снежные хлопья С неба

Есть у меня волшебная лютня, Одиночество, исполненное покоя, Реки, скалы и водопады... Тихо журчащий ручей, Птицы.

Мои - сверкающее озеро и долина

Одинокая, поросшая лесом;

А в океане - серебристые волны,

Блестящие рыбы и все богатства Моря.

В Тебе у меня есть яркие звезды; Когда же любовь Свою Ты являешь, Я замечаю, как сквозь завесу, В сумерках, медленно настающих, Длань Твою.

Ты, поддерживающий мирозданье,

Насаждающий дремучие пущи

И опыляющий их одним лишь взглядом,

На меня взираешь всегда

С любовью.

Есть у меня Твое Сердце,

Твой Лик чудотворный

И тихий взгляд, что меня ранил...

Есть и святых Твоих уст поцелуй,

Я люблю Тебя и большего не желаю,

О, Иисусе! (С 18)

 

* * *

 

Лик Иисуса, в который Тереза всматривается очами веры, являет ей ослепительный мир. Сестра Женевьева выразила это так: "Святой Лик был зеркалом, в кото­ром она угадывала душу и сердце своего Возлюбленного... Послушницам она говорила, что Лик Иисуса - словно книга, из которой она черпает знание любви" (СиВ 82 -83).

 

Ранее я не могла постичь глубины сокровищ, заключенных в Святом Лике (...), тайны любви, сокрытой в Лике нашего Жениха (Рук А 71г).

 

Этот Лик - мое царство любви! (С 20)

 

Иисус пылает любовью к нам... Взгляни на Его Лик! Взгляни на потухшие, потупленные очи! Взгляни на раны! Взгляни на Иисуса, являющего Себя в Своем Лике... И ты увидишь, как сильно Он любит нас (ПТ 87).

 

Тереза охотно цитирует фрагменты, говорящие о Лике Иисуса - лучезарном или страждущем.

 

Мой возлюбленный - как пучок мирры, что будет покоиться на моем сердце. Лицо его -сияние и блеск, волосы его - как царский пурпур. Все в нем достойно любви, лицо его любовь воспламеняет, а лик побуждает, чтобы на Любовь ответила я любовью (Песн 1).

Тихо  над милым склонившись,

Я сидела, себя не помня;

И исчезло все, и себя я Ему предала,

Оставив  свои заботы

Там, где белеют лилии.

(Святой Иоанн Креста)

 

Кто поверил нашему слову и кому Господь явил силу мышцы Своей? Христос взойдет перед Господом как лоза, как росток, возросший на сухой земле: мы не видели в нем ни красоты, ни величия, не было в Нем ничего, что бы нас привлекало, и мы отвергли Его. Он был для нас предметом презрения, последним из людей, мужем скорбей, изведавшим, что значит страдать!.. Лик же Его - как бы сокрыт!.. Но Он взял на Себя наши немощи, понес наши болезни. Мы считали Его прокаженным, человеком наказанным и уничиженным Богом!.. А Он распят был за наши провинности, за наши грехи - сокрушен. Наказание, несущее нам мир, пало на Него. Ранами Его мы исцелились (Ис 53) (ПТ 108).

 

Тереза хочет подражать Иисусу.

 

Я поняла, что такое истинная слава. Тот, чье царство не от мира сего, показал мне, что истинная мудрость заключена в том, чтобы "хотеть быть неизвестным и ни во что не ставимым", чтобы "обретать свою радость в презрении самого себя"... Ах! Я хотела бы, чтобы "мое лицо" - подобно Лицу Иисуса - "было воистину сокрыто, так чтобы никто на земле не узнавал меня". Я жаждала страдания и забвения (Рук A 71v).

 

"Наши сердца должны быть открыты для щедрости Иисуса."

 

Поблагодари Всеблагого Бога за благодать, которую Он дарует тебе. И не будь неблагодарной до такой степени, чтобы не суметь ее распознать. Ты производишь на меня впечатление крестьянки, руки которой попросил могущественный царь, а она не смела согласиться, объясняя это своей бедностью и незнанием придворной жизни. А ведь ей достаточно было подумать, что царственный жених знает ее нищету и слабость намного лучше, чем она сама... Мария, хотя ты - ничто, не забывай, что Иисус - все. Необходимо, чтобы ты погрузила свое маленькое ничто в Его безграничное все и не думала ни о чем, кроме Единственного достойного любви... Не нужно желать видимых плодов своих усилий, поскольку эти ничего не значащие вещи так радуют Иисуса, что Он любит оставлять их Себе. (...) Открой Иисусу сердце, Он жаждет его и алчет. (...) Ах, как же не любить Друга, который соглашается на такое уничижение, и как еще оправдываться [перед Ним] тем, что ты слишком бедна, когда Он Сам уподобляется Своей невесте... Был богатым, а стал нищим, чтобы соединить Свою нищету с нищетой Марии Пресвятого Таинства. Какая тайна! Тайна любви! (ПТ 109)

 

Не бойся; чем беднее ты будешь, тем сильнее Иисус будет любить тебя. Он пойдет далеко, очень далеко, чтобы найти тебя, когда ты собьешься с пути (ПТ 211).

 

Иисус подобен Своему Отцу, поскольку у Него - как и у Отца - материнское сердце!

 

Еще во времена, когда действовал закон страха, прежде чем пришел [на землю] наш Господь, пророк Исайя говорил от имени Небесного Царя: "Может ли мать забыть дитя свое? Но если бы она и забыла, Я не забуду вас никогда". Какое чудесное обещание! Ах, можем ли мы, живущие по закону любви, не ответить на любовные старания нашего Жениха? Как можно бояться Того, кого пленяет ожерелье на нашей шее? (Песн 4,9) Будем же стараться очаровать Бога, который как милостыни просит нашей любви. Говоря, что всего лишь ожерелье может совершить это чудо, Он дает нам понять, что малейшее действие, выполненное с любовью, очаровывает Его сердце. Ах! Если бы Он требовал от нас великих подвигов, нас можно было бы только пожалеть! Но - какое счастье! - Иисус позволяет пленить Себя вещами столь малыми! (ПТ 191)

 

Ты, сотворивший матери сердце, Стал для меня нежнейшим отцом. О, Иисусе, предвечное Слово, Твое Сердце любит сильнее, чем мать. (С 36)

 

Будем же безгранично доверять Ему!

 

Во дни Своей земной жизни мой Возлюбленный сказал: "Все, чего попросите у Отца во имя Мое, получите!" Поэтому я уверена, что Ты исполнишь все, чего я жажду. Ибо я знаю, мой Боже, что чем более Ты хочешь дать, тем большую жажду возбуждаешь. А мое сердце безумно жаждет; итак я, исполненная доверия, молю, чтобы Ты пришел овладеть моей душой (М 6).

 

Да, я чувствую, что Иисус хочет даровать нам эту благодать, хочет дать нам Небо даром (ПТ 197).

 

Мне принадлежат бесконечные сокровища Его заслуг. С радостью приношу их Тебе, [Отче], и молю, чтобы Ты смотрел на меня не иначе, как сквозь Лик Иисуса, и видел меня только в Его пылающем любовью Сердце (Мб). В Твою благость, не знающую границ, Погрузиться хочу и исчезнуть, о Сердце Иисуса. (С 23)

 

На собственноручно выполненном рисунке, изображавшем Младенца Иисуса, сокрытого в Хостии, Тереза написала:

Я не могу бояться Бога, столь умалившегося ради меня... Я люблю Его!.. Ибо Он - сама любовь и милосердие (ПТ 266).